Нас не догонят

Форма входа

Друзья

Татьяна Озерова - Моё открытие швейцарии - Meine Reise in die Schweiz
Центр реабилитации и социальной поддержки инвалидов ОО БелОИ ВОООО «РАИК»
ВРОО "ПАМЯТЬ" МИОПАТИЯ.BY

Содействие

Дорогие друзья!
Если Вы хотите поддержать проект, то небольшая материальная помощь будет принята с благодарностью!
EasyPay 02604603
Яндекс.Деньги счёт 4100148687967
WebMoney
R540369034918
Z156013825471
E336107065837
B351024669177

Статистика

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Поиск

Понедельник, 21.08.2017, 17:39 | Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS
Главная » 2012 » Апрель » 18 » Безбарьерный блеф?
Безбарьерный блеф?
12:02
Для затравки, так сказать, информация под заголовком «Почти 63% объектов Минска соответствуют нормам безбарьерной среды». Содержание информации я приведу ниже. Первым делом, надо сказать, что в ОО «БелОИ» восприняли ее с возмущением. Почему? Потому что она, мягко говоря, не соответствует действительности. Ее согласился прокомментировать координатор офиса по правам инвалидов Сергей Дроздовский.
Итак, сначала информация: «4 марта, Минск (Оксана Шикуть). Удельный вес объектов, соответствующих нормам безбарьерной среды увеличился в Минске в прошлом году по сравнению с 2010-м на 3,5% и составил 62,9%. Об этом сообщили в Комитете по труду, занятости и социальной защите населения.
В минувшем году условия безбарьерной среды выполнены на 312 объектах столицы. В профильном комитете мэрии подчеркнули, что рабочая группа, в состав которой входят представители структурных подразделений Мингорисполкома, Белорусского общества инвалидов ежеквартально проводит мониторинг выполнения в городе мероприятий по созданию безбарьерной среды. Специалисты отмечают положительную динамику и качественный подход по выполнению работ на объектах городской программы. Вместе с тем, в комитете констатируют, что городская среда, в целом, сегодня еще не способствует активной социальной интеграции инвалидов и свободному передвижению людей с ограниченными возможностями. При оборудовании объектов безбарьерной средой не всегда учитывается комплексный подход, не соблюдаются нормативные технические требования. Данный вопрос рассмотрен на заседании Мингорисполкома в ноябре 2011 года и утвержден план технических мероприятий…»
Одним словом, тут вам за здравие и за упокой. С одной стороны, проценты все растут и растут, а с другой – «не соблюдаются нормативные технические требования». Так чему верить? Спросим у Сергея Дроздовского.
- Когда эта информация прошла, — рассказывает Сергей Евгеньевич, — в Минстройархитектуры тоже были поражены. Ну ведь это же непрофессионально давать такие сведения! Мы постоянно общаемся с министерством. Этой цифрой, 63%, там были удивлены. В Минстройархитектуры мы имеем дело с УП «Инкотех». Это предприятие готовило весь пакет документов по созданию в Минске безбарьерной среды. Они готовят весь программный продукт для министерства.
Сергей Евгеньевич подчеркнул, что при составлении этих данных был использован количественно-статистический подход, попутно заметив, что мы все знаем, что такое статистика. К сожалению, знаем. И этот подход не дает полной картины или дает, но значительно искаженную. Как делался этот подсчет, какой принцип использовался? Далее, сколько (и каких) объектов было обследовано? Тоже непонятно. Такой статистики, утверждает Дроздовский, никто не ведет. Цифры не подтверждены методикой, поэтому цифры просто взяты с потолка. Не разработана, оказывается, даже методика.
- Вот эта цифра – 62,9% – откуда она могла взяться? — продолжает Сергей Евгеньевич. – Ну, я догадываюсь – откуда.
- А действительно, откуда?
- Министерства и ведомства разрабатывают программы создания безбарьерной среды, определяют перечень, количество объектов, – это транспорт, улицы, дороги, да? Вот они себе наметили это количество, что-то там делают. Но эти 63% — это выполнение госпрограммы, и только. А о вообще о состоянии безбарьерной среды эти цифры практически ничего не говорят. Нет инструмента, нет методики. Все делается, как бы на глазок. У одного получается такая цифра, у другого – совершенно иная. Можно ли к этим процентам относиться серьезно?
- Хорошо, но ведь есть же объективные методы обследования?
- Естественно. Например, это объезды, они используются тем же Мингорисполкомом. И каждый объезд фиксирует просто огромное количество нарушений, недоделок. А в прошлом году прокуратура проверяла все районы Минска. Я вам скажу только по Советскому району столицы, то, что сам знаю. Там было выбрано 10 объектов, между прочим, случайно. И все 10 объектов нельзя, мягко говоря, назвать идеальными, просто доступными для людей с ограниченными возможностями. Везде были нарушения. С прокуратурой ездили представители общественных организаций.
В прошлом году Ассоциация инвалидов-колясочников провела обследование 600 объектов. Результаты были удручающими: на пальцах можно было сосчитать количество объектов, которые можно было с натяжкой назвать доступными. В Мозыре я сам жил, хорошо помню, что улицы там весьма круты. Но ведь это один город, а сколько их в Беларуси? А сколько поселков, крупных деревень?…
- Вы знаете, что касается этих дутых цифр. Есть очень простой тест, проще некуда. Пусть чиновник, который пишет эти цифры, сядет утром в инвалидную коляску. Пусть едет так на работу, что-то там делает, пусть сходит пообедать, куда привык, совершит деловые визиты, в любимую парикмахерскую сходит, зайдет в магазин за хлебом. И мне было бы крайне интересно, как бы он утром докладывал об этих 63%. То есть, это все фикция, если попробуешь сам.
Ну а откуда все идет? Тут Сергей Евгеньевич уделил внимание Мингорисполкому. Ничего плохого не сказав о Комитете по труду, занятости и социальной защите, он задал один вопрос: почему мониторинг доступности, состояния безбарьерной среды поручили именно этому комитету? Ведь там нет специалистов, там не знают, как эффективно проводить мониторинг, нет опыта. Просто взяли и поручили: будете этим заниматься. И не позаботились хотя бы обучением людей. Да и вообще, комитет и так перегружен другой работой, не менее важной, на мониторинг просто не хватает ни времени, ни сил, ни квалификации.
- Ну, что говорить, — продолжает Дроздовский, — если многие управленцы даже не знали, что соответствующие нормы по созданию безбарьерной среды были утверждены еще в 1991 году. Им казалось, что все началось в 2006-м. Поэтому говорить о качественном мониторинге не приходится. Вот в Минстройахитектуры имеется банк данных, компьютерная поддержка, они располагают наиболее точной информацией. Так вот, Мингорисполком последним из всех областей принял на вооружение этот инструмент. Банк данных на сегодняшний день – единственный инструмент. Там находятся тысячи анкет обследованных объектов, что там нужно делать. Совершенно точно можно сказать, какое количество этих объектов доступно. Как говорится, бери и пользуйся. Возьми анкеты и проверь объекты, соответствует ли их доступность тому, что указано в анкете. Обследовал и пиши: из такого-то количества объектов доступны 10%, а 5% условно доступны, остальные – недоступны. Вот это будет объективно.
Тут Сергей Евгеньевич привел в качестве примера здание нового автовокзала в Минске. Я там побывал. Поэтому согласен с Дроздовским, что это-то здание можно было сделать доступным. Вокзал – лицо города, сюда приезжают не только жители стран СНГ, которых подобным удивить трудно, у них еще хуже. Но в Минск приезжают и иностранцы, для которых эти 63% доступных объектов закончатся на зале ожидания автовокзала. Человеку с ограниченными возможностями попасть туда нельзя. Так что это – сознательная политика или так строители решили сэкономить средства?
А вот еще пример. Приходит письмо в ОО «БелОИ», где автор сообщает, что на такой-то улице будет ходить транспорт, приспособленный для перевозки инвалидов. Тут же Минтранс задает вопрос: а сколько инвалидов будет ездить по этой улице? Да хоть бы один, но транспорт должен быть низкопольным, со въездами вместо неподъемных ступенек.
- Недавно был проведен опрос среди инвалидов-колясочников. Около 70% сказали, что город не приспособлен как безбарьерная среда, совсем немного утверждали, что из дома все-таки выходят, а 90% однозначно ответили: из дома практически не выходим. О какой доступности можно говорить?
Pискнули бы вы съехать по этому пандусу? С Богом...
Тут же я вспоминаю соседа по дому. Он пережил два инсульта, ходит только с чужой помощью. Когда погода хорошая, его выводят посидеть на скамеечке. Всякий раз, как его сводят по ступенькам нашего крыльца, сердце замирает. Одно неверное движение и, пожалуй, «скорую» придется вызывать. Здесь и пандусы имеются. Всмотритесь внимательнее и представьте, что вы съезжаете по ним на коляске и без посторонней помощи. Представили? Уродливый цирковой номер… А ведь наш дом, видимо, считается доступным.
– Да, шею свернуть можно, – Дроздовский со мной согласен. – А тем, кто поставил «галочку», что дом доступен, я бы предложил самим покататься по этим, с позволения сказать, пандусам…
А что, потешная была бы картинка. Но я не такой жестокий, как представляюсь. Правда, при этом я думаю не о чиновниках, а об инвалидах. Все-таки съезжать им, а не чиновникам. Конечно, реконструкция зданий в смысле доступности для инвалидов – это затратная для общества штука. Но раз уж решили делать действительно безбарьерную среду, так делайте. Строят новое кафе, сооружают кургузые ступенечки. Это нормально, если всерьез заговорили о доступности, если нормы действуют с 1991 года, а реанимированы в 2006-м?
Как грибы после дождя растут по городу бизнес-центры и просто торгово-развлекательные. Пока что инвалид может подъехать на своей коляске к двери, посмотреть на нее и уехать обратно в проклятую квартиру-застенок. Дальше первого этажа он все равно не взберется. Поэтому Сергей Дроздовский и говорит, что сейчас наиболее жестко надо подходить к соблюдению норм доступности. Именно теперь, когда так много строят. И нужно наказывать строителей и их начальство, которое на подобные недоделки смотрит сквозь пальцы. Раз наказали, два, три, а на четвертый раз начнут думать, что должны делать, а чего не должны.
- Знаете, — рассказывает Дроздовский, — мы хотели снять рекламный ролик об идеальном с точки зрения доступности офисе. Мы обыскали весь Минск и такого офиса …не нашли. Абсурдная ситуация… Еще один ролик мы сняли о том, что ничего не имеет смысла, если человек не может выйти из дома. И что же? Министерство торговли запретило его. Нас, общественные организации, часто обвиняют в излишне жесткой позиции. Может быть. Но что остается? Если молчать, то кто тебя услышит? Если все принимать безропотно, покорно, то что изменится?
Ровным счетом ничего не изменится. Народ давным-давно это понял и придумал пословицу: под лежачий камень вода не течет. Ну и последнее.
- Мы сделали серию плакатов по проблемам доступности, — говорит Сергей Евгеньевич. – И та же история – Минторг запретил их, нельзя, мол. Я согласен, на создание доступной среды тратятся большие деньги, иногда глупо тратятся. Но все равно их нужно тратить, доступная среда должна быть. А без этого общество не будет обществом.
Хорошо сказано. Присоединяюсь.
 
Категория: Общество | Просмотров: 536 | Добавил: Viator | Рейтинг: 0.0/0 |
Понравилась статья! Поделитесь с друзьями добавив пост в соц-закладки
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]